Мотиваторы защиты. Несколько ремарок к вопросу о финансировании науки

 http://www.science-community.org/ru/node/70725
Submitted by user2 on Ср, 01/22/2014 - 13:41
 

На днях (в предверии принятия бюджета) украинское медийное пространство всколыхнули две статьи, касающиеся финансирования системы образования.
Первая из них принадлежит Алексдре Афонсо и она опубликована в Интернет-издании «Спільне» («Общее»). В ней речь идет об общеевропейских реалиях, которые, однако, читатель без труда может спроецировать на отечественную ситуацию в отношении финансирования  (а точнее, недофинансирования) академической и вузовской науки. Статья называется «Чем Академия напоминает наркокартель».
Основной ее тезис сводится к следующему. Мелкие наркодиллеры получают гораздо меньше, чем могли бы получать, работая на легальной низкоквалифицированной работе. И, тем не менее, они рискуют жизнью и свободой во имя далеких перспектив иметь респектабельное авто, вооруженную охрану и попивать мартини на шикарной вилле, что и делает верхушка криминальных корпораций. Подобно мелким торговцам наркотиками, молодые ученные готовы трудиться за копейки, порой прибегая к использованию талонов для малообеспеченных (западная практика), чтобы банально выжить, в ожидании стабильной высокой зарплаты штатного профессора.
Вторая статья опубликована на портале UAINFO без авторства под заголовком «Как развалить систему образования (надо бы вывесить на доске объявлений в университете!)» и описывает непосредственно ситуацию в Украине.
Избежим акцентов на тех сторонах критики авторов, которые не касаются финансовых вопросов. Подчеркнем лишь тот факт, что авторы говорят о том, что у профессоров и доцентов на сегодня зарплаты на уровне грузчиков, кассирш и уборщиц, что естественно, очень унизительно.
Из второй статьи следует, что украинская «академия» напоминает уже не наркокартель, а театр абсурда. Если европейскую молодежь, которая подалась в науку и высшую школу, стимулирует отдаленная перспектива обеспеченного профессорства. То для украинских ученых даже такое высокое звание не является пропуском к миру материального достатка.
Следует сказать, что порой, действительно, грузчики получают в Украине куда больше профессуры. Но, что необходимо возразить авторам статьи в UAINFO: это не целенаправленная политика правительства на снижение социального статуса научно-педагогических кадров, а действие рыночных механизмов. Увы, сосотношение спрос/предложение на рабочую силу в пользу грузчиков (сварщиков, электриков, кассирш), а не людей с научными степенями. Я не утверждаю, что правительство, в принципе, не при чем. Кто же тогда отвечает за экономическое развитие? Скорее, это побочный эффект общей несбалансированности экономики.
Над чем стоит серьезно задуматься: почему молодежь идет «в науку»? Ведь за преподавательские должности среди молодых кандидатов наук сейчас идет жестокая конкуренция, и попадение человека сразу после защиты преподавателем в вуз – скорее исключенее, нежели правило. Что же заставляет бороться за эти должности, которые по мнению авторов указанных статей отнюдь не являются «местом под солнцем»?
1. Высокий социальный статус. У нас все еще уважают профессоров, да и учителей в целом. Возможно, это положительный пережиток советского периода, а может быть, ментальное явление, имеющее более глубокие корни. Степень уважения со стороны обывателя к научно-педагогическим кадрам ни коим образом не коррелирует с низкой (и это следует признать) оплатой труда первых. Я помню восхищение, с которым отец моей коллеги говорил о ее защите. К слову, он мелкий сельский предприниатель, и его доход в месяц почти в 10 раз выше, чем у дочери после получения степени и трудоустройства в техникум.
2. Социальные гарантии. Оплачиваемый отпуск (продленный), безопасность  труда, выплаты по беременности и уходу за ребенком, больничным листам и прочее в вузах и научных учреждениях никто не отменял. Это труд, гарантирующий некоторую уверенность в завтрашнем дне. Особенно, эта «завлекуха» работает по отношению к женщинам, которые хотят обзавестись семьей и иметь на нее хотя бы минимум времени.
3. Свободное время на «подработку». Общая загруженность преподавателей позволяет выживать за счет дополнительного дохода. Его источники весьма разнообразны: от репетиторства и преподавания отдельных курсов в частных вузах и элитных школах до журналистики, консалтинга и работы в «привычном жанре» курсовых и дипломных работ.
4. «Приятные бонусы». К ним можно отнести зарубежные командировки для участия в разного рода симпозиумах, летних школах, конференциях. К сожалению, такие мероприятия финансируются отнюдь не вузом. Как правило, частично затраты на них покрываются трэвэл-грантами принимающей стороны и частично – личными скудными финансами самих ученых. По крайней мере, работа в вузе, дает право на научную визу. И на том спасибо.
5. Удовольствие от работы. Пожалуй, это самый сильный мотивирующий фактор для тех, кто идет в науку. Не редкость видеть горящие глаза аспирантов, рассказывающих о предмете своих студий ( и это при стипендии в 1300 грн)!
Еще хочется остановиться на одной удивительной черте самосознания ученых (и интеллектуалов в более широком смысле слова). На протяжении многих столетий «жертвенность» для них была нормальным состоянием. Идеал ученого – это Джордано Бруно, сгоревший на костре во имя своих убеждений. Так неужели невысокая зарплата – это не то, чем можно пренебречь во имя НАУКИ! Этот романтизм часто и является тем рычагом, который поворачивает молодого человека на путь науки.
На лицо мы имеем некоторый парадокс, люди науки, которым должен быть как никому присущ рационализм, ведут себя иррационально. Руководствуясь абстрактными идеалами, неписанным «кодексом чести» и нехитрыми вышеприведенными логическими доводами (коих с натяжкой набралось аж 5), они соглашаются на низкую оплату труда. Но то, на чем авторам двух приведенных статей следовало бы акцентировать внимание: такое поведение это сознательный выбор взрослых, ответственных и  обладающих высокими умственными способностями людей. И в нем  винить особо-то некого.